Подписание Договора о дружбе 1950

АНДРЕЙ ДЕНИСОВ: «Советско-китайский Договор о дружбе 1950 года – исторический памятник и ориентир для будущего»

Двусторонний документ, которому прочили долгую жизнь, в итоге не отработал и  первый свой срок, однако даже за это время с его помощью СССР и КНР успели решить ряд стратегических задач

В феврале этого года отмечается 70-летие документа с непростой судьбой – Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР, который, по словам Мао Цзэдуна, закрепил «долговечное, нерушимое и непоколебимое» сплочение великих китайского и советского народов. Однако реальность оказалась богата на сюрпризы, вмешалась большая политика и  документу не удалось полноценно проработать даже первого срока, определённого в 30 лет – до 1980 года.

Бесспорно, свой вклад советско-китайское взаимодействие на базе Договора внесло как в дело развития Нового Китая, так и дало определённые гарантии безопасности на восточных рубежах СССР. Однако полностью реализовать свой потенциал документу помешала политика, а также актуальная для второй половины прошлого века составляющая межгосударственных отношений — идеология. В какой-то момент пути Москвы и Пекина разошлись, экономическое сотрудничество сошло на нет, а впереди даже замаячили контуры противостояния. В таких условиях вспоминать о дружбе и, тем более, союзе, стало неуместно, и в итоге стороны сочли за благо просто «положить на полку» Договор 1950 года – что называется, «до лучших времен».

О причинах, по которым Договору не суждено было стать твёрдой основой советско-китайских отношений, чем заполнялся почти 20-летний «правовой вакуум» в двустороннем диалоге, а также о том, какой документ сегодня определяет атмосферу между Москвой и Пекином, в интервью журналу «Российская Федерация сегодня» рассказал Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Китайской Народной Республике Андрей Денисов.

РФС: Андрей Иванович, расскажите, пожалуйста, об особенностях исторического момента, в который подписывался Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР?

Андрей Денисов: Напомню, что Советский Союз первым среди мировых государств признал Китайскую Народную Республику – 2 октября 1949 года, уже на следующий день после её образования. Это вполне естественно с учетом того, что СССР оказал серьезную помощь Китаю в ходе войны с Японией и немало поспособствовал победам КПК в революционной борьбе и гражданской войне. Вскоре после установления дипотношений в Россию выехал первый в истории посол КНР за рубежом (Ван Цзясян), вслед за этим в декабре 1949 года в Москву с первым зарубежным визитом отправился Мао Цзэдун. Он высказал И.В.Сталину просьбу оказать масштабное содействие в построении Нового Китая. Советско-китайские отношения нуждались в новой договорной базе, которая бы послужила основой для развития и укрепления политических, экономических и гуманитарных связей. Таковой стал заключенный 14 февраля 1950 года Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи.

История показала, что тот документ как минимум на десятилетие определил основные направления развития двусторонних отношений. Несмотря на его непростую судьбу, он стал мощным фактором стабилизации международной обстановки, сыграл ключевую роль в сфере безопасности и государственного строительства Нового Китая, способствовал экономическому становлению Китайской Народной Республики и что, пожалуй, особенно важно, сблизил народы наших стран.

РФС: Искренний, как представляется, порыв народов двух стран навстречу друг другу длился не так долго, как хотелось бы. В чём причина неготовности нашей дружбы пройти проверку историей?

Андрей Денисов: Несмотря ни на что, теплые, или, как говорили раньше, братские отношения 1950-х годов – яркая примета того времени, замечательная страница в нашей истории, которую нужно обязательно помнить и беречь. Вместе с тем, в силу объективных исторических обстоятельств политические и экономические контакты между нашими странами строились на менее прочном фундаменте, чем сейчас. В их основе лежала жёсткая идеологическая доктрина, обусловленная противостоянием двух военно-политических лагерей. В этом смысле Договор 1950 года являлся продуктом «холодной войны», и двустороннее сотрудничество было не самоценно, а рассматривалось и в Москве, и в Пекине исключительно в контексте блоковой логики. В конечном итоге после смерти И.В.Сталина между Н.С.Хрущевым и Мао Цзэдуном возникло некое соперничество за первенство в соцлагере и мировом коммунистическом движении, появилось взаимное недоверие, усугубившее идеологический раскол. Это сыграло тлетворную роль в возникновении разлада в советско-китайских отношениях.

РФС: Получается, что Договор от разрыва наши страны не застраховал?

Андрей Денисов: Получается так. Де-юре, Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи прекратил действие в 1980 году. Де-факто, он перестал работать гораздо раньше, когда ухудшились двусторонние отношения. Но хочу ещё раз подчеркнуть, что в конкретном историческом контексте Договор всё же выполнил свою роль с точки зрения обеспечения безопасности наших стран, содействия социально-экономическому развитию, укрепления дружбы между нашими народами.

 РФС: Уже после 1980 года, без, по сути, юридической базы, как выстраивался диалог с нашей страны Китаем?

Андрей Денисов: В отсутствие объективных предпосылок некоторое время в наших отношениях сохранялся «правовой вакуум». Потребность восполнить этот пробел наиболее остро почувствовалась после нормализации двусторонних связей в конце 1980-х гг. При этом идея разработки нового договора родилась не спонтанно, она была продиктована всей логикой развития российско-китайских отношений в 1990-х гг.

В 1992 году Российская Федерация подписала с Китайской Народной Республикой Декларацию об основах взаимоотношений, в 1996 году эти взаимоотношения были трансформированы в конструктивное партнёрство. С принятием этих важных документов пришло осознание необходимости выстраивать стратегическое партнерство на фундаментальной правовой основе.

РФС: И в итоге в 2001 году был подписан документ, определивший двусторонние отношения на долгие годы.

Андрей Денисов: Значение подписанного в 2001 году Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве трудно переоценить. В его основе лежит стремление наших стран развивать те базовые ценности двусторонних отношений, которые и указаны в названии Договора – добрососедство, дружба, сотрудничество.

В документе ёмко представлены основные принципы российско-китайского взаимодействия — неприменение силы или угрозы силой, неиспользование друг против друга экономических и иных способов давления, уважение выбора пути политического, экономического, социального и культурного развития, поддержка друг друга по принципиальным вопросам, отсутствие взаимных территориальных претензий, укрепление сотрудничества на международной арене и т.д. Договор отражает новый тип межгосударственных отношений, из него полностью выведен идеологический компонент, который доминировал в 1950-е гг., и он не направлен против третьей стороны – об этом прямо говорится в статье 22.

РФС: Андрей Иванович, поделитесь с нашими читателями секретом, откуда в Договоре такой мощный эволюционный потенциал? Мало того, что он не теряет актуальности, так ещё и позволяет выводить отношения всё на новые и новые уровни.

Андрей Денисов: Возможно, потому что и в Москве, и в Пекине при разработке Договора учитывали исторический контекст. За несколько веков двусторонних контактов было подписано множество документов, в том числе три союзных договора. Однако эти документы, как уже говорилось выше, по сути, были реакцией двух стран на конкретные изменения на международной арене. В них не было стержня, обеспечивающего развитие отношений на перспективу вне зависимости от внешних обстоятельств.

Тщательный анализ исторического опыта, а также фундаментальный принцип деидеологизации современных российско-китайских отношений позволили выйти на сбалансированный текст Договора 2001 года, основные положения которого не устарели – а возможно, даже приобрели ещё более весомое звучание – и сейчас.

РФС: И за время, прошедшее с 2001 года, сторонам, как известно, есть, что предъявить в плане конкретных достижений. Расскажите, пожалуйста, о наиболее заметных.

Андрей Денисов: Историческим итогом почти двух десятилетий с момента подписания Договора, своего рода «первым урожаем» стало окончательное завершение пограничных переговоров между нашими странами.

Осуществлены беспрецедентные по содержанию и масштабу проекты национальных годов, годов русского и китайского языков, туризма, молодежных обменов, СМИ, межрегионального сотрудничества. 2020-2021 годы объявлены Годами российско-китайского научно-технического и инновационного сотрудничества.

Начата реализация стратегических проектов в сфере энергетики, построены и введены в эксплуатацию нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан»,  газопровод «Сила Сибири», Тяньваньская АЭС, завершено строительство двух мостовых переходов через реку Амур возле городов Благовещенск и Хэйхэ и в районе Нижнеленинское-Тунцзян. Тесное взаимодействие ведётся в области самолетостроения, космонавтики, железнодорожного строительства, в сфере военно-технического сотрудничества, на регулярной основе проводятся совместные военные учения.

Наши страны стали активными участниками новых многосторонних форматов – ШОС, БРИКС, РИК. Это лишь наиболее крупные, знаковые достижения, ставшие возможными в рамках реализации Договора.

РФС: Андрей Иванович, а на практике, какова роль Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве?

Андрей Денисов: Каждые четыре года руководители наших стран утверждают план действий по реализации Договора. Это объёмный документ, состоящий из нескольких разделов и десятков пунктов, охватывающих все направления двустороннего сотрудничества.

Первые три плана действий были выполнены в 2008, 2012, 2016 гг., заканчивается реализация четвертого плана на 2017-2020 гг. Таким образом, Договор – не только правовая база, но и мощный катализатор развития двусторонних связей.

РФС: Спасибо за интервью, Андрей Иванович!

Андрей Денисов: Пользуясь случаем, хочу поздравить всех с «Праздником Весны» – Новым годом по лунному календарю, который в этом году отмечается 25 января, и пожелать всем благополучия, здоровья и, как говорят в Китае, «удачи в десяти тысячах дел»!


Парламентская газета, Иван Антонов