DSC02490

В первом полугодии товарооборот России и Китая увеличился на 50%. Как представляется, проблем с преодолением отметки в 100 млрд долларов по итогам года не будет?

По данным китайской статистики, за первые семь месяцев с.г. товарооборот между Россией и Китаем в стоимостном выражении увеличился на 24,5%, составив 58,3 млрд долл. США. Российско-китайская торговля не только восстановилась, но и демонстрирует быстрый рост. Есть все основания полагать, что при сохранении текущих темпов развития и конъюнктуры рынка объем двусторонней торговли в этом году превысит 100 млрд долл. США.

Мы уже привыкли к определению современного состояния взаимоотношений между Россией и Китаем, как «наилучшие в истории». В основе этих отношений лежат взаимные интересы?

Даже в самые непростые периоды отношений между нашими странами, на мой взгляд, существовало понимание того, что две соседние державы, объединенные одной из самых протяженных в мире границ и обладающие колоссальным территориальным, демографическим и ресурсным потенциалом самой историей призваны, жить в мире и согласии. Это объективно отвечает их национальным интересам.

Добрососедство, дружба и сотрудничество наших стран содействуют процветанию и благополучию российского и китайского народов, укрепляют социально-экономический и внешнеполитический потенциал наших стран. И наоборот —  недоверие, противоборство и соперничество ослабляют нас. Именно поэтому мы твердо придерживаемся принципа: «Навеки друзья и никогда враги».

Такие разные и непохожие друг на друга мировые державы как Россия и Китай, вопреки распространенным теориям конфликта цивилизаций, служат образцом мирного, взаимовыгодного, дружественного сотрудничества. В условиях все возрастающей глобальной нестабильности российско-китайское взаимодействие оказывает положительное влияние на ситуацию в регионе и в мире. Это достояние надо ценить, относиться к нему бережно, помнить, как нелегко оно досталось современникам; изучая и усваивая опыт и уроки прошлого, продуманно строить будущее российско-китайских отношений.

Как бы Вы оценили особую роль дипломатии глав государств для продвижения всего комплекса связей между Россией и Китаем? 

Встречи на высшем уровне – важнейшее событие в политическом календаре двусторонних отношений. Наши лидеры, в среднем, встречаются пять раз в год – на регулярной основе осуществляются взаимные визиты, проводятся встречи «на полях» крупных международных мероприятий. Всего Президент России В.В.Путин и Председатель КНР Си Цзиньпин встречались 25 раз. Встреча во Владивостоке стала 26-й по счету.

С момента моего назначения на должность Посла России в Китае в мае 2013 г. состоялось 24 встречи. Для сравнения: с 1949 года, когда была образована Китайская Народная Республика, до 1991 года — распада Советского Союза (то есть за весь советский период), состоялось, по нашим подсчетам, всего семь встреч высших руководителей двух стран. Только вдумайтесь в эту огромную разницу: семь встреч за 42 года и 26 встреч за последние пять лет.

По интенсивности контактов на высшем уровне можно также представить и объемы нашего межгосударственного взаимодействия в целом. На сегодняшний день практически отсутствуют сферы сотрудничества, в которых не осуществлялись бы двусторонние проекты, и это ощущает в своей ежедневной деятельности  каждый, кто занимается развитием практического взаимодействия между нашими странами, так как уровень и объем задач, с которыми приходится сталкиваться, постоянно возрастают.

Хочу подчеркнуть, эффективный диалог между главами государств задает тон двустороннему сотрудничеству, придает мощный импульс развитию всего спектра российско-китайских связей. В ходе переговоров на высшем уровне обсуждаются наиболее важные и актуальные вопросы двусторонних отношений и международной повестки дня. Главы государств России и Китая уделяют большое личное внимание задачам расширения торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, реализации перспективных совместных проектов в промышленности, инфраструктуре, энергетике, культуре и других областях. Необходимо особо отметить, что между нашими лидерами установлены тесные рабочие контакты и теплые личные отношения. Двусторонние встречи на высшем уровне всегда проходят в конструктивной и доверительной атмосфере, что, безусловно, создает необходимый позитивный фон, способствует дальнейшему углублению российско-китайских отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия.

Можно ли говорить о том, что «майские указы» В.Путина более четко обозначили направления по сопряжению стратегии развития России с инициативой «Один пояс, один путь»? Означает ли это, что теперь будет проще находить пути для осуществления сопряжения?

Прежде всего, хотел бы подчеркнуть, что обеспечение дальнейшего развития и углубления интеграционных процессов в мире является важной задачей для государств, стремящихся к созданию условий для долгосрочного устойчивого международного торгово-экономического сотрудничества. Думаю, не будет большой ошибкой, если скажу, что именно этим в первую очередь руководствовались главы двух государств, когда в 2015 г. договорились о сопряжении строительства Евразийского экономического союза и инициативы «Один пояс, один путь». Достижение таких договоренностей свидетельствует о совпадении подходов наших стран к интеграции, как мощному инструменту поступательного устойчивого экономического роста при учете национальных интересов государств-участников. Была поставлена беспрецедентная по своему масштабу задача совместить коллективные планы экономического развития на обширном евразийском пространстве, чтобы таким образом стимулировать общий социально-экономический прогресс.

За это время на сопряженческом треке проделана большая работа, одним из важных результатов которой стало заключение 17 мая этого года «на полях» Астанинского экономического форума Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и его государствами-членами и Китаем. Данный документ хотя и носит рамочный непреференциальный характер, однако имеет важное политическое и экономическое значение. В частности, Соглашение направлено на повышение предсказуемости и транспарентности торговой политики сторон, будет способствовать укреплению отраслевого сотрудничества в сфере промышленной кооперации, сельского хозяйства, электронной коммерции, создавая тем самым конкретные практические инструменты для сопряжения «Одного пояса, одного пути» и ЕАЭС, а в дальнейшем и осуществления более широкой региональной интеграции.

Что касается «майских указов», то, по сути, они являются комплексом мер, направленных на осуществление прорывного научно-технологического и социально-экономического развития нашей страны, увеличение численности населения и повышение уровня жизни, создание комфортных условий для проживания граждан, а также возможностей для самореализации и раскрытия индивидуальных способностей каждого человека. Один из акцентов делается также на развитии внешнеэкономической деятельности и международного сотрудничества. В частности, речь идет о существенном наращивании несырьевого экспорта из России, устранении препятствующих этому ограничений. Ставится задача по проведению масштабной модернизации и расширению магистральной инфраструктуры, в том числе российских участков автодорог международного транспортного коридора «Европа – Западный Китай» и портов Дальнего Востока России. Планируется увеличение в полтора раза пропускной способности Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожных магистралей, существенное наращивание транзитных перевозок по Северному морскому пути, создание основы для развития скоростного и высокоскоростного железнодорожного сообщения.

Все эти направления, на мой взгляд, хорошо вписываются как в рамки сопряжения строительства ЕАЭС и «Одного пояса, одного пути», так и в повестку дня двустороннего практического сотрудничества России и Китая. В этой связи уверен, что реализация поставленных Президентом Российской Федерации В.В.Путиным задач придаст новый импульс работе на сопряженческом треке, а также российско-китайскому взаимодействию в торгово-экономической, энергетической, финансовой и других отраслях.

Является ли Д.Трамп подходящим переговорщиком для России, если мы говорим о задаче отмены санкций Запада против вашей страны? Или скажем так, считаете ли Вы, что снятие санкций наиболее вероятно именно при Д.Трампе?

Вопрос интересный. Как вам известно, еще с 2011 г. Администрация Б.Обамы стала вводить против нас собственные санкции. На данный момент их набралось, пожалуй, уже больше ста серий. Администрация Д.Трампа продолжает это начинание, только за последние восемь месяцев восемь раз ею принимались решения о введении очередных санкций против России. Вам также известно, что новый всплеск американской санкционной активности произошел в 2014 г., когда жители Крыма свободным волеизъявлением высказались за возвращение Республики в состав Российской Федерации. Как представляется, с одной стороны, американская администрация искренне желает реальных позитивных перемен на треке наших двусторонних отношений, но не хотят делать это на равных, предпочитают навязывать нам свою волю.

С другой стороны, Россия и США участвуют в процессах, от развития которых действительно зависят судьбы мира. Судя по конкретным действиям, Вашингтон  предпочитал бы делать это в одиночку через диктат и стремление заставить всех действовать в нужном ему направлении. Это не новость. В той или иной степени все администрации США считали, что Америка – номер один, и она должна, мол, нести по всему миру свет демократии, благополучия и процветания по американскому образцу. В последнее время, особенно начиная с Б.Обамы и продолжая Д.Трампом с его фразой «Америка прежде всего», идея «американской исключительности» все более выпукло проступает в американской внешнеполитической доктрине.

Как известно, 22 августа вступил в действие первый пакет санкций, вводимых США в отношении нашей страны в связи с пресловутым «делом Скрипаля». В середине августа Конгрессом США был опубликован законопроект, предусматривающий введение дополнительных санкций против России. Между тем, совсем недавно Д.Трамп заявил, что рассмотрит возможность снятия санкций с России, если Москва будет сотрудничать с Вашингтоном по Сирии и Украине, «если русские готовы будут сделать что-то полезное для нас». Налицо – очередная попытка бизнесмена Д.Трампа заключить с нами «сделку», вопрос в том, о каком именно сотрудничестве идет речь.

Исходя из вышеизложенного, уже неважно, сможет или не сможет Д.Трамп стать подходящим переговорщиком для России по вопросу об отмене западных санкций. Мы уверены, что рано или поздно, независимо от того, какая администрация сидит в Белом доме, нашим странам придется искать и находить таки прикосновения. Мы к такой работе готовы, но исходим из того, что договоренности не должны быть односторонними и носить ультимативный характер. Они должны исходить из учета интересов обеих сторон. В любом случае, «сломать об колено» Россию с использованием санкционного инструментария для достижения собственных целей ни у кого не получится.