thumb_24856_event_big

23 августа 2019 г. исполняется 80 лет со дня подписания Договора о ненападении между Советским Союзом и Германией и секретного Дополнительного протокола о разграничении сфер интересов СССР и Германии в Восточной Европе. Документы были подписаны в Москве 23 августа 1939 народным комиссаром иностранных дел СССР В.М.Молотовым и министром иностранных дел Германии И.Риббентропом и получили известность как «пакт Молотова-Риббентропа».

С самого начала заключение советско-германского пакта было воспринято на Западе неоднозначно и вызвало множество комментариев, в основном критического характера. В последнее время нападки на Россию по этому поводу приобрели особый размах. Заключение пакта активно используется нашими оппонентами в качестве «обоснования» некой «равной ответственности» СССР и фашистской Германии за развязывание Второй мировой войны. Однако фактическая сторона выглядела иначе, и при оценке подписанных документов было бы неверно выдергивать их из военно-политического контекста того времени.

К моменту подписания договора в мире отчетливо назревала угроза войны. Это было ясно из военно-политических планов и конкретных действий фашистской Германии. В марте 1938 г. Германия осуществила аншлюс Австрии, в сентябре 1938 г. в результате Мюнхенского сговора была разделена Чехословакия, в апреле 1939 г. Гитлер определил 1 сентября 1939 г. в качестве даты нападения на Польшу. На Востоке Япония вела военные действия против СССР и Монголии в районе реки Халхин-Гол.

СССР, последовательно выступавший в пользу создания системы коллективной безопасности в Европе, оказался перед лицом фактического саботажа этой линии со стороны Англии и Франции. Проводившиеся в течение длительного времени переговоры СССР, Англии и Франции о заключении соглашения о взаимопомощи (проект такого документа был представлен СССР в апреле 1939 г.) явно пробуксовывали. Это убедительно продемонстрировал очередной раунд трехсторонних переговоров по военным вопросам в Москве в августе 1939 г.: делегации Великобритании и Франции прибыли без надлежащим образом оформленных полномочий и не были готовы к подписанию соответствующей военной конвенции.

По признанию серьезных — даже западных — историков, до середины августа 1939 года, вплоть до провала трехсторонних переговоров, Сталин был нацелен на создание антигитлеровской коалиции в составе СССР, Франции и Великобритании. В Советском Союзе прекрасно понимали, что внешнеполитическая концепция Третьего рейха напрямую связана с нацистскими планами относительно «жизненного пространства» на Востоке: как говорил Гитлер, на славянских землях. Поэтому главным врагом СССР оставался Берлин.

21 августа, когда стало ясно, что переговоры зашли в тупик, советское руководство дало согласие на переданное ранее предложение Берлина о приезде в Москву министра иностранных дел Германии для заключения пакта о ненападении между двумя странами. Наскоро составленные документы были подписаны в ночь с 23 на 24 августа.

28 сентября 1939 г. во время второго визита в Москву И.Риббентропа был подписан Договор о дружбе и границе между СССР и Германией, который устанавливал новую западную границу СССР. Одновременно с Договором были подписаны три закрытых документа: Доверительный протокол относительно возможности переселения населения, проживающего в сферах интересов правительств СССР и Германии; Секретный дополнительный протокол об изменении советско-германского соглашения от 23 августа относительно сфер интересов Германии и СССР (уточненный в отношении части территории Литвы протоколом от 10 января 1941 г.); Секретный дополнительный протокол о недопущении польской агитации на территории другой договаривающейся стороны.

Подписанные документы означали, по существу, раздел зоны вдоль западной границы СССР на советскую и германскую сферы влияния. СССР получал свободу действий в Финляндии, Латвии, Литве, Эстонии, Восточной Польше (Западной Украине и Белоруссии) и Бессарабии. На основании этих договоренностей советские войска были введены во второй половине сентября 1939 г. в Польшу и в июне 1940 г. в страны Прибалтики. В результате этих действий западные районы Украины и Белоруссии были объединены с остальной частью этих республик. Западная граница СССР была отодвинута в среднем на 300 км., а заключение «пакта Молотова-Риббентропа» позволило отсрочить почти на два года неизбежное начало войны СССР с Германией. И вовсе не этот «пакт» послужил «сигналом» к началу Второй мировой войны, а предательская политика ряда европейских держав, прежде всего Англии и Франции, которые вместо отпора готовящейся гитлеровской агрессии стремились лишь повернуть ее на Восток.

Таким образом, советско-германский пакт 1939 года стал ответом на мюнхенский сговор. Если бы не было Мюнхена — не было бы и советско-германского договора о ненападении. Что касается отношений СССР и Германии, то в результате договоренностей августа-сентября никакого «союза» между ними не возникло. Продвигая свои границы на запад, СССР выносил фронт будущей войны, отдалял его от жизненных центров СССР на 300 и более километров. Тем самым СССР ограничивал аппетиты Германии в ее продвижении на восток. Анализ документов кануна Второй мировой войны, копии которых опубликовало Российское военно-историческое общество на портале История.РФ, подтверждает, что подписание в 1939 году пакта о ненападении помогло Советскому Союзу избежать войны на два фронта.

В 1989 г. на II съезде народных депутатов СССР Комиссия по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении предала огласке и ввела в официальный обиход секретный протокол от 23 августа 1939 г. В 1990 и 1992 гг. тексты закрытых протоколов были опубликованы в изданиях МИД России «Год кризиса, 1938-1939 гг.» и «Документы внешней политики СССР, 1939 г.» с копий, хранившихся в архиве Министерства.