IMG_4993

А.И.Денисов. Доброе утро, дорогие друзья! (на китайском) Еще раз доброе утро, дорогие друзья, всех приветствую здесь, в нашем российском посольстве. У нас предстоят довольно важные политические мероприятия. Хороший повод поговорить и о них, и в целом о развитии наших двусторонних отношений. Мы будем планировать нашу работу так, как вам удобнее самим, поэтому давайте, как обычно, я скажу несколько слов, а потом буду готов ответить на любые ваши вопросы. Можно начинать?

Я сказал: «Засучим рукава, приступим к активной работе». Это высказывание Председателя Си Цзиньпина, мне кажется, оно очень правильное в любой ситуации. Дорогие друзья, все мы помним о том, что нынешний год особый. Это год 70-летия Китайской Народной Республики и 70-летия установления дипломатических отношений между нашими странами. За эти 70 лет наши страны прошли большой и сложный путь как с точки зрения своей собственной истории, так и в плане развития наших двусторонних отношений.

В наших отношениях за эти годы было все: были взлеты, были падения, были довольно сложные кризисные ситуации. Собственно говоря, как в наших отношениях было все то, что было и во внутренней истории наших стран в эти годы. Но так или иначе к настоящему времени мы вышли на уровень отношений, который мы называем отношениями всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия в новую эпоху. В этой формуле все слова важные: «всеобъемлющее партнерство» означает, что мы сотрудничаем во всех областях межгосударственных отношений. Нет такой сферы в отношениях между нашими странами, которая была бы закрытой зоной и в которой у нас не было бы взаимополезных контактов. «Стратегическое взаимодействие» означает, что наши отношения выстраиваются не на сиюминутной основе, а устремлены в будущее. Развивая наши отношения, мы, и Китай, и Россия, имеем в виду стратегическую перспективу и строим наши отношения на стратегической основе. И наконец, «в новую эпоху» – это тоже очень важная формула. Мы с вами завершаем второе десятилетие XXI века. Мир меняется на наших глазах, значит, эти изменения, происходящие в мире, влияют и на наши отношения, так что наши отношения в новую эпоху, на мой взгляд, становятся еще более прочными.

Наше сотрудничество, сотрудничество между Россией и Китаем, пользуется в обеих странах, и в России, и в Китае, широкой общественной поддержкой. Оно опирается на солидный экономический фундамент, хотя, конечно, мы надеемся, что он будет еще более прочным. У нас есть хорошая гуманитарная база. Я имею в виду традиции, сотрудничество в гуманитарных областях. Ну и наконец скажу, сославшись и на свое личное мнение: наши отношения имеют важную эмоциональную составляющую. В этом году исполняется ровно 50 лет с тех пор, как я начал изучать китайский язык. Так что развитие наших отношений за последние, не много не мало, полвека, можно сказать, проходило на моих глазах.

Я первый раз уехал в Китай, когда еще формально не кончилась культурная революция. Мне очень повезло быть в Китае и работать, когда началась эпоха реформ и внешней открытости. Я принимал непосредственное участие в подготовке визита тогдашнего президента России М.Горбачева, который ознаменовал нормализацию советско-китайских отношений. Ну и наконец, в очередной раз приехал на работу в Китай после того, как СССР прекратил свое существование, и мы начали выстраивать отношения на новой основе, как отношения между Россией и Китаем. Ну и наконец, в этот раз я приехал в Китай спустя 2 месяца после того, как Председатель КНР Си Цзиньпин был впервые избран на этот пост и приступил к исполнению обязанностей главы государства. Таким образом, дорогие друзья, если у вас есть какие-то вопросы по истории наших двусторонних отношений за последние полвека, то прошу обращаться, готов ответить на любой вопрос, поскольку я все это видел, можно сказать, собственными глазами.

Извините за такое личное отступление в самом начале, но действительно, то время, которое мы переживаем, те памятные даты: 70-летие Народного Китая, 70-летие двусторонних отношений – я воспринимаю и как часть своей собственной личной биографии.

2019 год, с точки зрения нашего практического сотрудничества, обещает стать, как мы говорим, «годом богатого урожая». Назову лишь несколько материальных достижений, которые ждут нас в этом году. Во-первых, мы завершаем строительство двух мостов через реку Амур. Как ни странно, но это первые два моста на границе между нашими странами. Напомню, наша граница имеет длину 4300 км, из них 3000 км проходят по рекам, и вот до сих пор, до этого года у нас не было через пограничные реки ни одного моста. Сейчас будет сразу два: один железнодорожный и один автомобильный.

В конце года состоится запуск, возможно крупнейшего, инвестиционного проекта в истории мировой энергетики, а именно газопровода «Сила Сибири». Его строительство осуществляется строго по графику, и уже сейчас, в апреле месяце, известен день в декабре, когда строительство должно быть закончено. Это я называю только самые яркие примеры нашего материального сотрудничества.

Что касается двусторонних отношений, то буквально вчера мы считали с китайскими коллегами, сколько было встреч между Председателем Си Цзиньпином и Президентом В.В.Путиным после того, как они вступили оба в должность руководителей наших государств. Получается так, что эта встреча будет 28-ая по счету. В прошлом году наши руководители встречались четыре раза. В этом году у них будет не менее четырех контактов только в одном июне месяце. Что я имею в виду: в начале июня, как вы знаете, состоится государственный визит Председателя Си Цзиньпина в Москву и Санкт-Петербург. После этого состоятся в течение месяца саммиты ШОС, саммит-совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии, а в конце месяца – саммит «Группы двадцати» в Осаке. И во всех этих мероприятиях будут участвовать руководители наших государств. Это не значит, что всякий раз будут организованы мероприятия масштабов визитов, но так или иначе наши руководители будут сидеть рядом за рабочим столом, так что встречи между ними неизбежно состоятся.

Политический календарь этого года, как всегда, достаточно напряженный. Состоится целый ряд визитов высокого уровня и из России в Китай, и из Китая в Россию. Я перечислю, может быть, буквально два-три самых главных. Осенью состоится, как всегда, очередная регулярная встреча глав правительств наших стран. Мы ожидаем визита в нашу страну Председателя ВСНП. И я даже не пытаюсь перечислять контакты на уровне министров иностранных дел, министров обороны, Секретаря Совета Безопасности РФ, руководства Администрации Президента и других высоких руководителей наших стран. Но все-таки главное для нас сегодня, в эти дни, это подготовка ко Второму международному Форуму «Один пояс, один путь», который открывается в Пекине 26 апреля. Президент России прибывает для участия в этом Форуме, но в рамках программы его пребывания в Пекине состоится и фактически двусторонний рабочий визит – встреча с Председателем Си Цзиньпином. К сожалению, короткая программа пребывания нашего Президента в Пекине не позволит ему совершить поездку в другие города КНР, но программа работы в Пекине будет весьма напряженной.

Китайская сторона рассматривает Президента как наиболее почетного участника предстоящего Саммита, и ему будет предоставлена возможность выступить на этом Саммите, представить свое видение международного сотрудничества в рамках инициативы «Один путь» и связанных с этим других интеграционных инициатив. Вообще, инициатива «Один пояс, один путь» за время после первого Форума два года назад прошла очень большой путь. Напомню, что тогда, два года назад, участниками этой инициативы были 62 или 63 государства. В этот раз, через два года, уже 124 государства являются в той или иной форме участниками реализации «Одного пояса, одного пути», 124 страны и 29 международных организаций.

Напомню, что Российская Федерация является участницей международного интеграционного объединения. Мы его называем Евразийский экономический союз. Российская Федерация сотрудничает с Китаем в рамках инициативы «Один пояс, один путь» по модели сопряжения, как мы говорим, сопряжения Евразийского экономического союза и «Одного пояса, одного пути». Соответствующее заявление по сопряжению Евразийского экономического союза и «Одного пояса, одного пути» сделали наши руководители четыре года назад в мае 2015 года во время визита Председателя Си Цзиньпина в Москву, когда Председатель Си Цзиньпин от имени Китая и Россия от имени Евразийского экономического союза достигли договоренности об этом самом сопряжении. Мы сразу приступили к выработке законодательной базы нашего сотрудничества, и ровно год назад в мае 2018 года в Астане наш Китай и ЕАЭС подписали Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве.

Таким образом, Россия, сотрудничая с Китаем в рамках инициативы «Один пояс, один путь», как говорят в Китае, «идет на двух ногах»: во-первых, как член Евразийского экономического союза, и во-вторых, в национальном качестве, самостоятельно, но с учетом ее членства в интеграционном объединении. В настоящее время наши страны, Китай и Россия, ведут разработку крупного торгово-экономического документа нового типа, который мы считаем, называем Соглашением о евразийском экономическом партнерстве. Почему я его называю «соглашением нового типа»? Потому что, во-первых, оно охватывает все области экономического сотрудничества между странами, и во-вторых, и это главное, оно открытое. Оно открыто для присоединения для любых стран.

Наконец, напомню о важной российской инициативе, выдвинутой Президентом России В.В.Путиным на Санкт-Петербургском экономическом форуме в прошлом году. Это так называемое предложение о большом, здесь важное слово «большой», о большом евразийском партнерстве. По-английски это называется Greater Eurasian partnership. Это идея, которая весьма тесно переплетается с инициативой «Один пояс, один путь», по крайней мере, той ее части, которая касается Евразии, потому что мы знаем, что есть еще и Морской шелковый путь. Есть еще и, как говорят в Китае, Ледовый шелковый путь. Но эту часть нашего сотрудничества мы все-таки называем сотрудничеством по освоению Северного морского пути и рассматриваем как проект двустороннего сотрудничества. Хотя, как известно, инициатива Шелкового пути настолько широка и гибка, что в общем любые инфраструктурные проекты двустороннего или многостороннего сотрудничества на евразийском пространстве так или иначе можно подвести под инициативу «Один пояс, один путь».

Как и все участники предстоящего Второго форума «Один пояс, один путь», мы ожидаем, что его участники, что руководители около 40 государств представят свой взгляд на дальнейшее развитие этой инициативы, а самое главное, будут намечены направления и рамки практического сотрудничества в реализации этой очень важной инициативы. Один зарубежный специалист назвал «Один пояс, один путь» «крупнейшим инвестиционным проектом в истории человечества». Я думаю, что с этим можно согласиться. Ведь совершенно очевидно, что в таких крупных проектах, таких крупных инициативах, конечно, не всегда все идет гладко, так, как задумано. Это всегда дело трудное, и многие задачи, многие проблемы приходится разрешать буквально на ходу. И все мы ожидаем, что предстоящий международный Форум как раз таки и определит движение для дальнейшего развития инициативы «Один пояс, один путь» в правильном направлении. И конечно, я позволил бы себе высказать надежду, что через два года мы соберемся на третий, а затем четвертый, пятый и последующие саммиты Форума «Один пояс, один путь».

Теперь несколько слов о наших двусторонних отношениях в практических областях. Некоторые цифры: в прошлом году наша торговля впервые превысила уровень 100 млрд американских долларов и достигла 108 млрд. Много это или мало? Ну, конечно, много. Прежде всего много для нашей страны. В нашей внешней торговле, внешней торговле России, Китай стабильно, вот уже несколько лет, занимает абсолютно первое место как торговый партнер. Что касается Китая, то внешняя торговля Китая – это крупнейшая внешняя торговля в мире. Китай абсолютный мировой лидер по объему внешней торговле. В прошлом году она достигла 4 млрд 600 млн американских долларов. Это огромная цифра. Россия замыкает первую десятку главных торговых партнеров Китая. Это тоже достаточно почетное место. По некоторым позициям Россия также занимает первое место, например, по поставкам нефти в Китай. А когда будет введен в действие в полном объеме газопровод «Сила Сибири», мощность которого должна составить порядка 38 млрд м3 газа в год, то мы буквально одним скачком имеем шанс выйти на первое место поставщиков в Китай не только нефти, но и природного газа.

Как вы знаете, кроме природного газа, который поставляется по трубам, есть еще сжиженный природный газ. В прошлом году завершилось сооружение крупнейшего, вернее самого удачного, на мой взгляд, совместного инвестиционного проекта России и Китая, а именно газового проекта, который мы называем Ямал-СПГ. Мощность этого проекта, которая была достигнута, кстати сказать, раньше срока, составляет 16 млн тонн сжиженного природного газа в год. Летом прошлого года, в июле, первый российский танкер с сжиженным природным газом пришел в один из портов провинции Цзянси КНР. Так что проект этот уже успешно работает. И этот проект трехсторонний, в нем участвую компании России, Франции и Китая, доля китайских участников – примерно треть, а в абсолютном объеме около 30 млрд американских долларов. Это инвестиции китайских компаний в этот проект. Сейчас ведутся переговоры, чтобы ровно по той же схеме и примерно по тому же проекту освоить еще один газовый комплекс уже на другом газовом месторождении, тоже на берегу полярного северного океана.

Возьмем такую новую современную сферу, как электронная торговля, которая возникла на наших глазах буквально 2-3 года назад. Когда мы начали вести строгую статистику этой торговли, в 2016 году товарооборот составил 2,3 млрд долларов. В 2017 году он вырос почти на 50% и составил 3,5 млрд долларов. Наконец, в прошлом 2018 году он значительно превысил 4 млрд американских долларов. Для российских покупателей Китай является главным источником получения товаров по каналам электронной торговли.

Мы все больше и больше в наших экономических отношениях переходим к так называемому инвестиционному сотрудничеству, то есть сотрудничеству не на основе разовой покупки или продажи какого-то товара, а на основе создания проекта, реализация которого рассчитана на несколько лет. Мы, китайские и наши специалисты, составили список семидесяти ключевых совместных проектов инвестиционного сотрудничества на общую сумму порядка 120 млрд долларов, пятнадцать из них уже реализуются, по остальным ведутся переговоры и подготовка к переговорам.

Мы активно сотрудничаем в тех географических районах, которые лучше всего отвечают потребностям развития сотрудничества. Для России это Дальний Восток, Восточная Сибирь, то есть восточные районы нашей страны, территориально близкие к Китаю. У нас на Дальнем Востоке создано несколько так называемых территорий опережающего развития, а город и порт Владивосток объявлен свободным портом с очень либеральным режимом для инвестиций.

История этих новых форм сотрудничества составляет, может быть, год–полтора, не больше двух, но там уже реализуются тридцать два проекта стоимостью больше 4 млрд американских долларов. Я не назвал еще целый ряд таких историй успеха в нашем сотрудничестве. Это, в частности, сотрудничество в области атомной энергетики, строительства атомных электростанций по самым современным технологиям. У нас есть очень интересный проект в области авиастроения. У нас плодотворно развивается сотрудничество в области исследования космоса. Ну и наконец я с особым удовольствием говорю о том, что у нас хорошо развивается сотрудничество в области сельского хозяйства и продовольствия. Соответствующие поставки  растут ежегодно на несколько десятков процентов по объему и по стоимости.

Разумеется, наше торгово-экономическое сотрудничество, на мой взгляд, пока еще отстает от тех возможностей, которые в нем заложены. У нас хорошо получаются крупные инвестиционные проекты в базовых областях, а вот сотрудничество на уровне среднего, малого бизнеса пока еще, к сожалению, очень сильно отстает. Надо это признать. Причины самые разнообразные. Здесь и недостаточное знание рынка друг друга как нашими предпринимателями, так и китайскими партнерами. Но главное все-таки – это недостаточно благоприятные условия, по мнению самого бизнеса, для сотрудничества именно на этом уровне среднего и малого бизнеса.

Есть сложности: если, так мы говорим, законодательная база для развития сотрудничества у нас создана достаточно серьезная и устремленная в будущее, то применение законодательных норм, к сожалению, еще отстает и не пользуется тем доверием со стороны предпринимателей обеих сторон, которое требуется для активного развития бизнеса. Бывает так, что предприниматели обеих сторон, и китайские в России, и российские в Китае, жалуются, как им кажется, на то, что их товар недостаточно гарантируется. Особенно это касается вопросов, связанных с интеллектуальной собственностью, с вопросами финансовых расчетов, финансовых отношений. Наши предприниматели жалуются на сложности в отношениях с китайскими банками. Это проблема возникла в последнее время, и она, конечно, связана не с нашими двусторонними отношениями, а с общей ситуацией в международных финансах, международных банковских отношениях.

Но здесь я хотел бы сказать, что те сложности, те проблемы, которые возникают в наших экономических отношениях, они все хорошо известны, и у нас существует довольно эффективный механизм для того, чтобы находить и пытаться решать эти задачи и эти проблемы. У нас есть несколько межправительственных комиссий по различным направлениям сотрудничества, которые возглавляются вице-премьерами Китая и России. Кстати, не менее трех вице-премьеров с российской стороны будут сопровождать Президента В.В.Путина на форум «Один пояс, один путь». И все они, находясь в Пекине для участия в Форуме «Один пояс, один путь» будут стремиться встретиться со своими китайскими партнерами в двустороннем плане для обсуждения уже наших двусторонних вопросов сотрудничества.

Мы ожидаем, что среди членов нашей делегации будет несколько министров, в основном руководители экономических и финансовых ведомств России. Они также будут стремиться встретиться со своими китайскими коллегами. Ну а присутствие в делегации министра иностранных дел С.В.Лаврова говорит о том, что международные проблемы будут обсуждаться на наших встречах в Пекине. Наше сотрудничество по международным вопросам развивается весьма активно, и мы постоянно говорим о том, что российско-китайские отношения, с точки зрения международного сотрудничества, являются своего рода образцом стабильности в нынешнем нестабильном мире.

Россия и Китай не являются союзниками, у нас нет, строго говоря, союзнических обязательств друг перед другом. Но объективная реальность говорит о том,  что наши национальные интересы на международной арене в абсолютном большинстве случаев либо совпадают, либо достаточно близки. Об этом говорят, например, факты голосования в Совете безопасности Организации Объединенных Наций, когда в большинстве случаев Россия и Китай, руководствуясь своим пониманием ситуации и своими национальными интересами, голосуют одинаково. Это касается, в том числе самых сложных проблем современного мира таких, как, например, ядерная проблема Корейского полуострова или Сирия, или ситуация на Ближнем Востоке, или различные конфликтные ситуации в Африке и другие международные вопросы. Например, между нашими странами поддерживается постоянный контакт и консультации по проблемам, имеющим отношение к ядерной проблеме полуострова. Причем в этих вопросах мы стараемся активно сотрудничать со всеми заинтересованными сторонами. Решение корейской проблемы отвечает жизненным интересам и Китая, и России, поэтому мы стремимся играть активную роль, создавая все необходимые возможности для того, чтобы этот процесс продолжался.

Ну и, наконец-то, несколько слов на мою любимую тему из области нашего двусторонних отношений – это тема гуманитарного сотрудничества, тема сотрудничества между людьми, тема сотрудничества в областях духовной жизни. Конечно, наши деятели культуры и Китая, и России не могут пройти мимо такой даты, как 70-летие установления дипломатических отношений. Мы рассчитываем, что в июне во время государственного визита Председателя Си Цзиньпина в Москве состоится большой концерт лучших артистов нашей страны и Китая в историческом московском Большом театре. Это будет вклад наших деятелей культуры обеих стран в празднование 70-летия.

На этой неделе в Пекине открылся очередной пекинский кинофестиваль, который с каждым годом становится все более авторитетной киноплощадкой, я бы сказал, глобального уровня. Наши кинематографисты, деятели кино, артисты и режиссеры активно участвуют в работе этого фестиваля.

Сейчас в провинции Хунань завершился всекитайский песенный конкурс «Голос». Мы до последнего болели, переживали за нашу участницу конкурса, ее зовут Полина Гагарина. Мы ее все очень любим, но, как выяснилось, китайские зрители ее тоже полюбили. Мы, конечно, очень жалеем, что она не стала победительницей, но она дошла до финала, и, по-моему, очень достойно выступала.

Маленькая зарисовка, сугубо бытовая: я как-то зашел в парикмахерскую и пока находился там, слышал, что мастера между собой обсуждали нашу Полину Гагарину, я очень этому порадовался. Они ее обсуждали, надо сказать, с восхищением. Так что, по крайней мере, мужской аудитории Китая наша Полина понравилась. Это такая маленькая житейская зарисовка, но в целом наше сотрудничество в области культуры развивается успешно и это вполне естественно, потому что у нас во многом общие вкусы, общее отношение и к изобразительному искусству, и кино, и театру, и музыкальной культуре.

У нас стабильно развиваются связи в области высшего образования, студенческих обменов, это тоже не может не радовать. Когда-то наши руководители несколько лет назад поставили задачу довести уровень студенческих обменов до 100 тыс. в год с обеих сторон. Сегодня получается так, что в Китае учатся около 20 тыс. студентов из России, а в России – примерно 35 тыс. студентов из Китая. Если к этому прибавить разного рода краткосрочные курсы, обычно летом во время каникул, по изучению русского, китайского языков, там еще не менее 30 тыс. человек участвуют в обменах, если все сложить, то мы почти подошли, если не 100 тыс., то 90 тыс. в год точно.

У нас хорошо развиваются связи в области спорта. Но особенно я хотел бы отметить туризм. Эта такая сфера наших отношений, которая в последние годы получила очень большое развитие. Туристов так много, что мы не всегда справляемся с их количеством, и в последнее время мы обсуждаем с нашими китайскими коллегами о том, как нам развивать туристическую инфраструктуру для того, чтобы условия для приема туристов были лучше, чем они сейчас.

Как вы понимаете, я могу очень долго рассказывать о наших двусторонних отношениях, с которыми я и все сотрудники нашего посольства, торгового представительства имеют дело каждый день. В наших отношениях что-то каждый день происходит. Например, сегодня утром до нашей пресс-конференции мы приняли решение, что завтра Денис и Я поедем в г.Циндао, куда приходит большой отряд военных кораблей для участия в военно-морском параде в честь 70-летия военно-морского флота Китая. Говорю вам об этом, чтобы привлечь внимание журналистов, это будет очень яркое зрелище, так что вы его не пропустите. Начиная с понедельника, мы уже начнем принимать делегации наших различных представителей из России, прибывающих на форум «Один пояс, один путь», потому что сам форум открывается 26 апреля, но перед ним будет несколько мероприятий так называемых «предфорумов», разного рода дискуссий. Китайские хозяева организовали действительно масштабное очень важное и сложное мероприятие. Так что на этом я остановлюсь, спасибо. Если есть вопросы, то пожалуйста.

Вопрос. Господин Посол, только что Вы говорили о сопряжении ЕАЭС и инициативы «Одного пояса, одного пути». Какое влияние окажет укрепление этих двух стратегий на экономическое развитие евразийских стран? Спасибо.

А.И.Денисов. Мне кажется, что направлений нашего сотрудничества много, но самое главное – это, все-таки инфраструктура, создание разного рода транспортных артерий и освоение экономической территории вокруг этих артерий. Мне кажется, что уже в ближайшее время транспортное сообщение на евразийском пространстве от Китая до Западной Европы через Казахстан, Россию, Монголию – так называемый северный маршрут «Одного, пояса, одного пути» получит очень большое развитие за короткое время. Уже сейчас ведется серьезная работа по реконструкции действующих транспортных путей. Следующий этап – экономическое развитие территорий вокруг новых транспортных магистралей. Ну и как я уже говорил, Россия и Китай будут активно сотрудничать в освоении северного транспортного коридора, а именно вдоль Северного морского пути. Это, наверное, первый этап, а дальше посмотрим.

Вопрос. Первый вопрос касается инициативы «Один пояс, один путь», как заявил  корреспондент. Известно, что инициатива «Один пояс, один путь» также касается регионов Центральной Азии и Ближнего Востока, как Вы считаете не является ли укрепление позиции Китая в этих регионах фактически размыванием традиционных зон влияния России и не балансирует ли это интересы России в данных регионах?

Второй вопрос касается предстоящего визита Ким Чен Ына в Россию и встреча с В.В.Путиным. Кроме того очень большой интерес вызывает тематика взаимодействия Китая и России на международной арене, в том числе и ООН, главным образом по вопросу северокорейского урегулирования.

Третий вопрос касается Крыма. В прошлом месяце прошли мероприятия в Посольстве России, посвященные 5-летию возвращения Крыма в Россию. Скажите, станет ли Крым одной из тем обсуждения в ходе двусторонних контактов на высшем уровне в этом году?

А.И.Денисов. Спасибо, хорошие вопросы, каждый из них мог бы стать темой для отдельной пресс-конференции.

Первый вопрос. Вы знаете, это довольно легкий путь начать смотреть, когда несколько стран присутствуют на том или ином пространстве, в той или иной стране, в той или иной географической зоне, как между ними будет развиваться конкуренция. Мне кажется, в том, что касается реализации инициативы «Один пояс, один путь», скажем, в Центральной Азии, то, по крайней мере, между Китаем и Россией какой-то объективной базы для конкуренции нет. Мы в этих странах, как правило, присутствуем все-таки в разных областях.  Я бы сказал, что между Китаем и Россией гораздо больше возможностей для сотрудничества в этой зоне реализации идеи «Одного пояса, одного пути», чем для конкуренции.

У нас есть все механизмы для того, чтобы идти именно по пути сотрудничества. Я напомню только об одном из них – это Шанхайская организация сотрудничества. В Шанхайской организации сотрудничества как раз и является главным направлением – поиск возможностей сотрудничества в различных областях, с одной стороны Китай и Россия, с другой – страны Центральной Азии, теперь к этой группе присоединились Индия и Пакистан. Так что здесь создаются хорошие рамки именно для сотрудничества, а не для конкуренции.

Что касается второго вопроса, визит северокорейского руководителя Ким Чен Ына в Россию, о котором вчера было объявлено. Мы знаем, что основные переговоры по нормализации ситуации вокруг Корейского полуострова ведут США и Северная Корея, но наши страны и Китай, и Россия активно этому способствуют, в частности Ким Чен Ын уже несколько раз приезжал в Китай, но вот теперь едет в Россию. Об этом визите на данном этапе я могу сказать одно – это вклад в общие усилия по решению ядерной проблемы Корейского полуострова, это не какое-то изолированное политическое мероприятие, а часть общих объединенных усилий в одном направлении.

В перспективе для России как для пограничной страны, как, впрочем, и для Китая особое значение имеют вопросы регионально-экономического сотрудничества. Сейчас такое взаимодействие блокируется системой санкций, наложенных на Северную Корею решением Совета Безопасности ООН. Но мы надеемся, что по мере продвижения по пути решения корейской проблемы санкционный пресс на Северную Корею будет постепенно ослабевать, и возможности для возобновления экономического сотрудничества будут появляться. Но это, еще раз повторяю, вопросы следующего этапа, а на нынешнем этапе главные вопросы – как сохранить тот позитивный результат последних полутора лет, не позволив ему откатиться назад, и как дальше искать пути развязки.

Третий вопрос о взаимодействии в ООН. Надо сказать, что поскольку взгляды на корейскую проблему у Китая и России очень близки, а в значительном во многих моментах совпадают, то и наше поведение в Совете безопасности, наше голосование по корейским резолюциям тоже в абсолютном большинстве случаев совпадает. Если говорить максимально просто, то продвижение блокируется пока в основном позицией американской стороны, которые хотят в области денуклеаризации добиться всего и сразу. Как говорится в Китае: «Одним ударом ножа». Мы считаем, что движение должно быть с двух сторон и по мере продвижения Северная Корея должна тоже что-то получать от прогресса в переговорах по пути денуклеаризации. Вот это мы и предлагаем в ООН, и Китай, и Россия за это выступаем. В целом такой подход встречает понимание наших международных партнеров.

Что касается четвертого вопроса – Крыма. Честно говоря, здесь нет предмета для обсуждения, нет проблемы. Для нас и наших китайских партнеров это уже не какая-то специальная проблема, которую надо обсуждать. Крымский вопрос не создает каких-то политических проблем ни для Китая как нашего политического партнера, ни для наших отношений с Китаем. Ну, а вопросы экономического сотрудничества в коммерческой сфере, они тем более не связаны с какими-то препятствиями. Не только Китай, но и другие страны, в том числе представители Западной Европы, бывают в Крыму, у нас есть общественные, туристические, коммерческие связи, и они так или иначе продолжают развиваться, никому не мешая, не создавая ни для кого проблем. Российские руководители постоянно подчеркивают, что крымский вопрос решен и закрыт окончательно и возврата к прошлому не будет. Так и есть на самом деле, и наши китайские партнеры относятся к этому с пониманием. Спасибо.

Вопрос. Корреспондент журнала «Китай». Вы сказали, что занимаетесь китайским языком уже больше полувека, кроме того сегодня не раз подчеркивали  юбилейную дату основания КНР 70 лет, скажите как Вы относитесь к тем успехам, которым добился Китай за это время и какие надежды у Вас на будущее развитие страны.

А.И.Денисов. Спасибо за вопрос. Это действительно очень важная тема. В прошлом году была еще одна памятная дата в истории – 40-летие политики реформы внешней открытости. Третий пленум 11-го созыва состоялся 18 декабря, т.е. формально это в конце прошлого года. На практике политика реформы внешней открытости началась с начала 1979 года, вот сейчас мы отмечаем 40-летие начала реформы.

40 лет назад я был примерно в том же возрасте, что многие из вас, и могу вам сказать буквально каждый день вот в такие же апрельские дни как сегодня 40 лет назад, придя на работу, мы открывали газету «Жэньминь Жибао», «Гуанмин Жибао» и находили там новости о новых решениях, экономической политике, совместных предприятиях, строительстве новых объектов, т.е. каждый день в газетах было что-то новое непривычное, отражающее начало политики реформы.

Тогда в газетах сообщалось о создании новых совместных предприятий.  Сначала я даже выписывал себе их названия. Когда их стало около сотни, я бросил это занятие, понял, что это безнадежно, я все равно не успею. Потом их стало тысяча, потом 10 тыс. Потом 40-50 тысяч, и я радовался, что я вовремя бросил это занятие. Так что действительно, извините, что я опять стал вспоминать прошлое, говоря о сегодняшнем дни, то, конечно, в сравнении с тем, что представлял собой Китай 40 лет назад и сегодняшняя страна, в которой вы живете, между ними огромная космическая разница.

Экономическая реформа коренным образом изменила образ жизни, даже внешний вид буквально всех жителей Китая. Важная особенность успеха китайской реформы является то,  что он охватил все общество и всю страну. В других странах тоже бывают удачные опыты экономического реформирования, но они, как правило, касаются крупных городов, отдельных промышленных центров, далеко не всегда, пожалуй никогда, не затрагивают все общество, страну целиком как это было в Китае. Так что я вижу только один недостаток в китайской истории последнее 10-летие, мне кажется, что 40 лет назад пельмени были вкуснее.

Вопрос. Во-первых, хотелось бы узнать, Вы уже упомянули о  сотрудничестве на Северном полюсе, что касается дальнейших перспектив сотрудничества в Арктике, в том числе Вы упомянули Северный морской путь. Только недавно чиновники из Северной Европы заявили о том, что развитие этого пути не будет таким успешным и грузопоток не будет достаточно большим.

Кроме того, Вы упомянули, что не все развивается гладко в сотрудничестве средних и малых предприятий, в том числе по причине того, что китайцы слабо понимают российский рынок. Недавно китайское предприятие, которое реализовывало проект на Байкале по производству бутилированной воды, столкнулось с резким протестом местных жителей и впоследствии местные жители и российское правительство, включая Премьер-министра Д.А.Медведева, вынуждены были вмешаться и остановить этот проект. Скажите, что бы Вы могли посоветовать нашим предпринимателям.

А.И.Денисов. Спасибо, хорошие вопросы. Что касается севера, конечно, к развитию севера полностью применимо известное китайское выражение – «перспективы светлые, но путь извилистый». С одной стороны, действительно, чисто географически, если посмотреть на карту, то северный маршрут, скажем, из Азии в Европу гораздо ближе, короче и эффективнее. С другой стороны – это все-таки не очень благоприятная географическая зона, например, холод хорош для поставки сжиженного газа, чем холоднее, тем лучше, проще и дешевле его обрабатывать. Но с другой стороны, если возить севером, например, фрукты, то это для транспортировки слишком холодно, если не создавать дорогостоящие специальные условия транспортировки. Так что есть одна сторона, как говорят в Китае, а есть другая сторона.

Второе – для освоения этого маршрута нужны очень большие капиталовложения, потому что, опять-таки, это сложная географическая зона. Во-вторых, там ничего нет для развития крупномасштабного морского сообщения. Ну, например, нет наземного навигационного оборудования для проводки судов в достаточном количестве. Тем не менее, как сказал недавно на Арктическом форуме в Санкт-Петербурге Президент В.В.Путин, мы в прошлом году поставили рекорд перевезли 20 млн тонн груза по Северному морскому пути.  Планируется достигнуть уровня 80 млн тонн уже в ближайшие 5-10 лет.

Перспектива освоения северного маршрута не простая, но реальная. Не случайно наши китайские партнеры имеют к этому такой интерес, если бы не было перспективы, то и не было бы интереса. На Север никого искусственно загнать невозможно, туда может побудить двигаться только очень серьезный экономический интерес и коммерческий расчет.

То, что касается вашего второго вопроса, почему в области малого и среднего бизнеса мы пока отстаем, да потому что предпринимателей нельзя заставить заниматься тем, что, по их мнению, не принесет прибыли, да к тому же является небезопасным. Это и касается того байкальского проекта, о котором вы упомянули. Скажем прямо и откровенно, здесь много факторов, не имеющих отношения к экономике.

Движения защитников природы это мощный фактор современной мировой политики. Если вы смотрели международные телевизионные новости в последние 1-2 дня, то вы могли видеть, как в столице Великобритании Лондоне защитники природы просто перекрыли движение по основной магистрали города и с ними ничего нельзя сделать.

Так естественно совершенно на другом уровне и других условиях обстоит, на мой взгляд, дело и на Байкале. Там житействует целый ряд проектов по добыче воды с больших глубин в озере Байкал. И они не доставляют какого-то ущерба экологии озера, которое, конечно же, очень хрупкое и которое всеми силами надо беречь и беспокоиться за это достояние не только России, но и всего человечества. Эта история попала во внимание общественного мнения и получила такую широкую огласку. Я не то, что не думаю, я убежден, что это просто временная неприятная история, которые бывают на низовом уровне.

Например, китайские сельскохозяйственные рабочие, работая на приграничных территориях с Россией, иногда применяли удобрение и разного рода химические средства, которые в Китае разрешены, а в России не разрешены. Получалось противоречие, которое легко уладить, если договориться, что можно, а что нельзя.  Так и здесь получилось с байкальским проектом. Еще раз повторив, если соблюсти все экологические требования, объяснить общественности, что никаких проблем не возникает, то и реализация проекта будет в значительной мере облегчена. Как говорят некоторые ученые, самый большой дефицит, который ждет нас в будущем, это ни нефть, ни газ, а обычная питьевая вода. Так что все мы должны эту воду беречь.

Вопрос. Агентство «Синьхуа». В ходе осуществления инициативы «Один пояс, один путь» Китай придерживается принципа совместных консультаций, строительства, использования сопряжения во благо всеобщего развития. Как Вы это прокомментируете? И какие у России советы по дальнейшему качественному развитию сотрудничества в рамках «Одного пояса, одного пути». Спасибо.

А.И.Денисов. Начну с того, что я работаю уже много лет и отмечаю, что всегда корреспонденты агентства «Синьхуа» очень хорошо говорили на русском языке, вы подтверждаете это. Если бы я вас не видел, я бы мог подумать, что это кто-то из наших корреспондентов задает вопрос.

Что касается консультаций, действительно, все чаще и чаще, все больше и больше наши китайские друзья говорят о том, что дальнейшее продвижение инициативы «Один пояс, один путь» должно строиться на основе консультаций. Это очень правильный подход.  Мы же реалисты, мы понимаем, что любой крупный инвестиционный проект это всегда риск. Поэтому довольно сложно просчитать все при реализации того или иного проекта, могут быть и какие-то просчеты.

И тут важны две вещи. Первое, чтобы те или иные недостаточно просчитанные параметры того или иного объекта не осложнили его дальнейшую реализацию. Второе, чтобы те или иные недоброжелатели из числа конкурентов не смогли потом использовать вполне объективные сложности для того, чтобы методами нечестной конкурентной борьбы пытаться с этим проектом бороться, осложнить его дальнейшую реализацию. Это ведь реальность мировой экономики, к сожалению, она по-другому не работает.

Мне кажется, что реализация инициативы «Один пояс, один путь» уже прошла начальный этап и вступила в новый этап – этап зрелости. Именно предстоящий форум знаменует начало этого зрелого этапа. Ну и в заключении могу сказать, я не сомневаюсь в том, что продвижение в рамках инициативы Шелковый путь буде и благоприятным, и достаточно быстрым. Почему такая большая поддержка этого проекта среди стран мира, да потому что все в этом видят получение выгоды. А чтобы ее получить, надо работать.  Вот это тоже, на мой взгляд, может стать одним из результатов предстоящего форума, а именно ориентация на совместные усилия. Надо отходить от представления о том, что кто-то придет и что-то кому-то подарит, надо работать вместе, и тогда результат будет достигнут. Спасибо.

Вопрос. Корреспондент газеты «Economic Daily». Вопрос касается развития двусторонних экономических отношений, как Вы считаете на фоне наших сегодняшних успехов, какие могут быть новые точки роста в развитии отношений. Второй вопрос – 2016-2017 гг. были Годами обменов средств массовой информации, 2018-2019 гг. – это Годы развития нашего регионального сотрудничества, 2019 г. – это еще и год 70-летия установления дипотношений. Как Вы считаете, в развитии двусторонних отношений какую роль могут сыграть средства массовой информации.

А.И. Денисов. Спасибо за вопросы. Первое, я так или иначе уже ответил на этот вопрос. У нас есть несколько перспективных областей сотрудничества, я уже сказал, что мне очень нравится рассматривать перспективы нашего сотрудничества в области сельского хозяйства и продовольствия. Например, китайский рынок предъявляет неограниченный спрос на соевые бобы, и один из китайских представителей сказал, что мы можем купить столько соевых бобов, сколько вы сможете нам продать. Для того, чтобы это стало реальностью нужно заниматься не просто торговлей, нужно заниматься сотрудничеством сельского хозяйства, внедрять передовые технологии, вместе организовывать производство, тогда, действительно, можно получить хороший результат.

Второе направление, которое я бы отметил, это современная техника, технологии, инновации. Они есть в нашем сотрудничестве, но их доля пока еще мала, ее надо увеличивать, перспектива для этого имеется.

И, наконец, третье, чтобы я отметил, это финансовое и банковское сотрудничество. Тот механизм, механизм расчетов, механизм в финансовой сфере, который есть сейчас, он далеко не удовлетворяет ни китайскую сторону, ни нашу, здесь есть много проблем. И китайская сторона, и российская заинтересована в повышении доли национальных валют в наших расчетах. Ну что значит изменить валюту расчета, это не значит вынуть деньги из другого кармана. Для этого тоже нужно создавать новый механизм, новую систему расчетов, новые инструменты, новые банковские практики – все это, конечно, нуждается в очень серьезной работе. Вот это ответ на первый вопрос.

Второй вопрос, ответ на этот вопрос довольно таки простой. Роль СМИ чрезвычайна важная. У нас был год обменов в области СМИ, который прошел очень хорошо, даже два года обменов, было много делегаций журналистов, было много совместных мероприятий. Появилась совершенно новая группа участников этого сотрудничества, я имею в виду блоггеров, раньше таких не было.

Что касается межрегиональных связей, здесь тоже у нас есть программа сотрудничества. У нас идет второй год межрегиональных обменов, этих обменов довольно много, десятки регионов с российской и китайской сторон, может быть даже сотни, считая провинции и города. Я вот только что буквально за последние две недели был в г.Тяньцзине провинции Шаньдун и там обсуждал с руководством города и провинции активизацию сотрудничества на местном уровне.

У нас регионы немножко разные, например, у нас хорошо сотрудничают наша Республика Карелия и китайская провинция Фуцзянь. Но, например, в провинции Фуцзянь население порядка 80 млн человек, насколько я знаю, а в Карелии всего 600 тысяч. Несопоставимо, правда, по площади они примерно одинаковые. Тем не менее даже в таких условиях есть хорошие возможности для развития сотрудничества в различных областях. И мы видим, что эти возможности реализуются, если есть активный подход, если есть активное желание эти связи развивать. Например, Карелия – очень красивое место, и там очень хорошая экология. Вот уж там точно нет никакого загрязнения ни воздуха, ни воды, ни почвы. Выяснилось, что она очень привлекательная для китайских туристов. Оказывается, есть туристы в Китае, которые едут не только за какими-то красотами архитектуры, истории, а и за чистым воздухом. Так что главное выявить преимущества, а потом их развивать.

Вот такие специфические преимущества есть у любого региона. Например, только что мы говорили о развитии сотрудничества с городом Ухань из провинции Хэбэй. Оказалось, что в этой провинции и в городе Ухань, бывший Ханькоу, столько всего интересного, что могло бы быть привлекательным для наших туристов и наших предпринимателей, но мало кто об этом знает. Например, известный проект «на китайском». Ведь он же начинался именно в старом Ханькоу. И вообще история этого чайного пути – интереснейшая часть нашей общей истории. С точки зрения наших двусторонних отношений, я бы поставил историю «на китайском» в один ряд с историей «на китайском». Так что у нас с вами есть хорошие перспективы, но просто надо больше работать.

Закончу с того же, с чего начал «на китайском». Спасибо.